„Кто захочет понять мою позицию: Вот, пожалуйста, послушайте это интервью“

© Julia Mayorova

Монеточка oб эстетике „kawaii“, её определении современной женственности, разделении искусства и политики и своем новом альбоме.

Лиза, если Вы бы сегодня написали бы песню „Я Лиза и я не крутая“, то выглядела ли она бы по-другому?

Она выглядела бы по-другому, потому что сейчас у меня другие проблемы и многие проблемы из прошлого куда-то ушли, но добавилось много чего нового. Мое эмоциональное состояние всё ещё такое, просто проблемы изменились, масштабы изменились. Изменился город, изменилось окружение – но суть… от себя не бежишь.

Но вы же теперь крутая!

Теперь, наверное, да. Наверное, это один из самых идеальных моментов в моей жизни сейчас, потому что я научилась фильтровать вот этот внешний поток информации, которая меня очень смущало в первое время после выхода последнего альбома. Я постоянно разрывалась между съемками, интервью с журналистами, я не понимала кто мне друг, кто враг. Вокруг было очень много ненужных людей. А сейчас я как-то очень здорово отфильтровало все это. У меня очень узкий круг общения, у меня очень ограниченное количество интервью и съемок, я делаю только то, что мне либо самой очень интересно, либо то, что крайне необходимо. Поэтому я очень счастлива – и я крутая.

А Вы до сих пор любите интернет?

Да. Сразу вспоминаю первые какие-то хейтерские комментарии… и ладно, когда там пишут всякую ерунду… Но там правда очень умные люди, которые очень тонко анализируют тебя и какие-то психологические зажимы и недостатки твои, о которых знаешь только ты и твой психолог. И вот это всё так тонко и чётко подменяется… и я в первое время прямо могла заплакать из-за этого. Но сейчас уже – как у всех – выработался какой-то защитный механизм, я очень мало это всё читаю. Мне стало очень неинтересно. Я поняла, что это все повторяется всегда и обо мне никогда никто того, что я сама не знаю, пока не написал. Идейных советов там, конечно, нет.

Как Вы думаете, люди тоже так остро и доволно отрицательного высказали бы своё мнение о Вас, если Вы не были бы девушкой?

Скорее наоборот. Я чувствую в этом своё преимущество: Мой образ, мой голос, мой возраст, всё это – часть общей концепции, все это – часть песен. Если бы какой-ибудь умненький взрослый мальчик пел бы умные песенки взрослые и серьезные, политические и так далее – то это бы не вызывало такого резонанса. А когда появится голос молодой девчонки, это вызывает резонанс. Это, конечно, преимущество. Я это понимаю, но хочу сделать своё творчество более независимым от этих факторов, потому что когда мне уже будет 30, 40 лет, хочу чтобы любили меня за другое.

Вам по этому поводу помогает учёба продюсирования и экономики на ВГИКе?

Ой, очень сильно помогает. Вообще я всеми руками и ногами голосую за образование университетское, потому что многие из этих вещей вдохновляют меня на творчество и сделают в принципе мой взгляд на жизнь гораздо более широким. Как ровное стекло, линза у объектива, каждый новый взгляд-подход создаёт новую грань, и у тебя получается такая сложная, сложная картинка мира! Я хочу видеть свой взгляд на мир как можно более сложным. И в этом смысле университет очень нужен, потому что ты никогда в жизни не сядешь изучать философию по доброй воле. Так устроены мы, мы прокрастинируем и, конечно же, не будем этого делать.
Главное: нас заставляют читать и писать документы! То есть, я могу прочитать документ юридический, я могу сказать, какой пункт мне не нравится, я знаю авторское право. Я знаю, что мне кто должен и знаю что я кому должна. Поэтому меня так просто уже не обманешь, я уже не простой такой орешек, а конечно хотят это сделать со мной вокруг и со всеми другими.
Во вторую очередь – экономическое образование. Поэтому мне проще вести бухгалтерский учёт собственного капитала – я понимаю за что я плачу какие налоги и так далее.

Ваш целый образ смотрится очень мило, очень かわいい/“kawaii“. Но Монеточка же тоже когда-то взрослеет…

Конечно! Я постоянно развиваю свой скилл на пианино, я много занимаюсь, много пишу стихи – я даже их не выкладываю, но постоянно прокачкиваюсь. Я хочу сделать свое творчество самоценным, чтобы, когда этот かわいい/“kawaii“ ушёл, осталось что-то настоящее, зерно осталось. Но пока это есть, это круто и это нравится людям, это нравится мне и это, надеюсь, никому не портит никакую жизнь и не рушит психику.

© Julia Mayorova

У многих мужских художников-рэперов есть альтер эго, есть персонаж, какого он играет, и аудитория вряд ли путает его с своей личностью. Но у молодых женщинах-артистов люди почему-то не абстрагируют её от её роли…

Наверное, дело в том, что нас воспитывали на музыке, где женщина поёт о своей проблеме, о своей несчастной любви с самыми банальными фразами о небе и море. И даже самые талантливые женщины, поэтессы и певицы как Земфира, например, всё равно завязывают своё творчество вокруг этой любовной темы: „Я ради любви вот это сделаю, да я ради его и в огонь и в воду и туда…“
И это меня просто бесило! Это был один из мотиваторов для меня зачем вообще писать песни. Знаете, как говорится: Вот её бросил муж, вот этому посвящен альбом. Вот они помирились – это следующий альбом. Певица Луна на каждый свой поворот в отношениях выкладывает это в новый альбом.
А мне это раздражало, потому что моя жизнь не зациклена вокруг какого-то парня или какой то-любви. Меня интересует политика, меня интересуют люди, меня интересует природа, всё на свете. И я состою не только – в детской песенки „Из чего же сделаны наши девчонки?“ – из чего-то там, не помню, но в общем не из этого состою.

Почему что у нас такое – хотя кто „мы“? – почему у общества есть такой простой и тривиальный подход к девушкам в этом плане, типа „они все одинаковые“?

Я отношусь к этому с пониманием: Конечно нужно это менять, но форсировать это – бесполезно, потому что мы много тысяч лет назад жили таким образом. И почему мы за 50 лет должны были так перестроиться? Может, женщины и мужчины действительно различаются и у этого есть какие то логические основания. Просто мир поменялся а у нас пока не созрела философская база для того, чтобы в этом мире жить и с этим связано очень много проблем.
Я всегда болею и всеми руками и ногами поддерживаю феминисток – несмотря на то, что они бывают выставляя себя в каком-то нелепом дурацком свете, с какими-то цветными подмышками и они везде бегают голышом… Но я все равно ставлю им памятник, почёт и слава. Потому что если они этого не сделают, то этого не сделает никто. Я вряд ли бы смогла посвятить себя этому! Тем больше я их уважаю.

А Вы сама считаете себя феминисткой?

Пожалуй, да. Но вот у этого слова какая-то дурная коннотация – особенно в России.

Что для Вас означает феминизм?

В центре моей жизни нахожусь действительно я. Я независима, я свободна. Я голосую, я себя кормлю, Я себе сама покупаю цветы – вот они стоят! -, потому что мне они нравятся. Я от этого никого не жду. Кстати, очень мало мужчин готовы к этому. Многих это пугает и в патриархальном мире к этому не готовы к такой концепции как со стороны женщины, так и со стороны мужчин. Мы все в этом виноваты и всем нам это разгребать.

Вас больше всего критикуют женщины – певицы, журналистки… Где же там женская солидарность?

Я этого не понимаю! Я, как бы, уже вышла из числа таких пионеров и появляются новые девочки молодые. Я хожу к ним на концерты, я им пишу слова поддержки, мы встречаемся, общаемся. Я очень дружелюбно настроена к этой молодёжи, которая сдвинет нас когда-нибудь…
Не понимаю, откуда такая злость. Как мне кажется, зависть. Это вызвано тем, что просто кто-то – легендарный. И здорово быть легендарным, но ещё круче быть на гребне волны. Это гораздо более круто и приятно: Ты делаешь эти прорывы, ты двигаешь куда-то… Может быть, пройдет много лет и мне тоже будет непросто совладать с ощущением, что я уже не на гребне волны. Кто знает!

View this post on Instagram

Мисс тайна

A post shared by м0нето4к@ (@monetochkaliska) on

А если там действительно дело в возрасте, то как разные поколения российских женщин различаются в отношении к гендерному равенству?

Моя бабушка до сих пор, узнавая о моих каких-то новых романах или свиданиях, спрашивает в первую очередь: „Дарит ли он тебе цветы?“ и: „Дарит ли он тебе подарки?“ Я люблю делать подарки сама и меня часто останавливают мама с бабушкой: „Нет, мужчине нельзя часто делать подарки!“ Но я уже буду воспитывать своих детей, конечно, по-другому, потому что на меня оказывается мощное давление и с той стороны, наверное все-таки западней… То есть, я думаю мы, родители-миленниалы, уже будем воспитывать своих детей к дочкам феминисток. Но мы все сами всё ещё в советском союзе.

В каком месте этого спектра Вы видите себя?

Я всю жизнь, всё детство, весь подростковый возраст провела в интернете, посмотрела какие-то западные фильмы, западные мемы, литературы, ютюберы, блогеры… И помимо этого у меня есть Лев Толстой, у меня есть моя бабушка с мамой, и мне очень сложно балансировать между этими двумя сторонами. Я постоянно то в одно скатываюсь, то в другое… и это совершенно противоположные вещи. Равенство, неравенство, будь сильной, будь слабой, будь девочкой, будь мальчиком, будь мужиком – понимаете, на работе, в моем деле мне надо быть мужиком: На сцене, за кулисами мне надо быть мужиком. С другой стороны я понимаю, когда я встаю перед залом и на сцене, мне надо быть девочкой. Мне очень сложно бывает между этим балансировать. Всем надо чего то от меня разное.

Что для Вас для вас значит женственность?

Для меня женственность – это, наверное, моя мама. Потому что она очень мудрая. Мудрость, изысканность и какие то мелочи. Хочу мне этому научиться. Но пока не получается.

А в чем суть мелочей?

Не знаю, я как-то не задумывалась об этом никогда… В голову лезет сразу набор каких-то стереотипов, потом думаю: да нет, это не про это… Доброта, наверное. Знаете, в этом смысле я согласна с таким нововведением, когда говорят, что в парламенте, например, или в политических структурах должно быть такое-то количество мужчин и обязательно какой-то процент женщин. Все возмущаются этим: „Мол, надо по уму попадать, а не по своей гендерной принадлежности!“… А я вот с этим очень согласна, потому что в мужчинах правда нет вот этого материнского инстинкта. Они правда по своему мозгу, по своему инстинкту склонны постоянно везде строить эту пирамиду и иерархию: Кто выше? А у женщин этого нет. И я считаю нам действительно нужно балансировать общество так.

© Julia Mayorova

А в чем состоит мужественность?

Для меня это больше какая-то шкала. То есть, я никогда не встречала в своей жизни женщину в абсолюте или мужчину в абсолюте. Знаете, это – детская книжка: „Чем мальчики отличаются от девочек?“ и вот этот список… Я не встречала таких. То есть, это для меня больше шкала. И лично во мне есть много женских качеств, много мужских качеств. Надо как то со всем этим жить. Только как нам никто не рассказывает, рассказывают только про цветы. В России даже нет сексуального образования. У меня в школе не было ни одного урока сексуального образования.

Тогда как же Вы в молодости об этом всем узнали?

Даже не помню. Мы с подружками находили у родителей какие-то кассеты, наверное. И все, кого я знаю, каким-то вот этим тайным образом что-то где-то нашли: Какой-то журнал, какой-то канал… Но это же ненормально. Это же не имеет отношения к действительности и к безопасности.

Самоуверенность молодых женщин в сфере сексуальности в большинстве современных обществ всё-таки не приветствуется. Было ли Вам в начале стыдно стоять на сцене и петь, допустим, песню „Нимфоманка“?

Нет. У меня есть песни и места в песнях, которые мне стыдно петь. Но это всегда связано с тем, что я знаю, что я не проработала эти две строчки и здесь слабая рифма плохая, дурацкая… Но „Нимфоманка“ – с этим у меня проблем нет. Мои песни не про какие-то интимные вещи. Я всегда рассчитываю на то, что мой слушатели найдут смысл, найдут зерно и поймут, что я хотела сказать. И чаще всего, слава Богу, так и происходит.

У Вас была такая песня „Новая форма капитала“…

Вот она мне не нравится. Она плохо написана, она дурацкая.

Почему?

Потому что в ней очень грустные, тяжелые словосочетания, в ней очень топорные рифмы и простое, банальное сравнение… Но прошу меня за это извинить. Мне было 16 лет и для меня это было открытием: Вот этот мир женщин и мужчин… как это всё происходит в Москве. Я же из маленького города, где жизнь правда проще и понятнее, и здесь я увидела, что бывает так. Я нашла в каких-то видеоблогах, что женщины реально вкладывают в себя деньги, чтобы потом собирать с этого дивиденды. И всё очень логично. И в отличие от меня, которая живёт вот в этом непонятном состоянии как медузка, среди каких-то течений, мнений, взглядов и позиций, у них всё в порядке. У них в голове всё очень чётко уложено. Они знают, кто они и зачем они живут, как им достичь успеха и они абсолютно счастливы. И на эту тему у меня ещё песня „Кумушки“, которая мне нравится гораздо больше.

То есть, мысли принципиально не менялись в этом плане?

Я не люблю прямо говорить, звучить как терминология из энциклопедии. Но суть искусства в том,чтобы через призму автора преобразить эту информацию. Я тогда не очень хорошо это сделала. Но по смыслу – да, это правда.

Хотела бы вернуться с Вам к теме интернета – там, в силу соцсетей, можно стать сначала мемом, потом великой певицей… или можно и использовать свою женственность совершенно по-другому. Вы когда-нибудь чувствовали такое давление: „Если хочешь стать звездой, то покраси себя побольше и одевайся более сексуально“?

Да, бывает такое. Но это не давление от каких-то конкретных людей, это в целом давление аудитории на тебя, потому что в зависимости от степени твоей одетостей или раздетости происходит количество лайков для фотографий, количество комментариев. То есть, это работает как такая живая система, которая тебя постоянно оценивает и говорит, куда тебе надо двигаться и куда нет. Здесь мне помогают только близкие люди вокруг меня, которые любят меня без макияжа, отдетую и даже занудливую, не всегда весёлую, легкую, смешную и красивую. И поэтому у меня с этим, наверное, всё в порядке – я надеюсь! Но время покажет – может, мне захочется тоже этих лайков собрать. Но надеюсь, что нет.

В вашем инстаграме полностью отсутствует мужской взгляд (male gaze). Это прямо жизнь девушки, молодой женщины: В Ваш аккаунт Вы вкладите и макяж, и кошку, и цветы, но на него не влияет никакой мужской взгляд. Как Вы либо до этого дошли, либо сохранили для себя такое состояние?

Просто я в какой то-момент почувствовала: Я не хочу, чтобы в моей жизни притягивались, ну, люди за счет этого, потому что они притягиваются по совершенно другому признаку и оказываются мне в итоге просто ненужными. Мне не нужен этот мужской взгляд, мне не нужно, чтобы меня хотели 24 часа на 7. Я хочу, чтобы человек смеялся над моими шутками, а остальное приложится. Когда я выставляю красивые фотки и стараюсь быть красивой, привлекательной это притягивает в мою жизнь не тех людей.

Стоит ли молодым девочкам избежать такой сексуальизации, даже самосексуальизации, которую им там предлагает алгоритм?

Да, это вообще жутко. Мне, например, очень нравится Ариана Гранде. Она прекрасно поёт, у неё супер крутая команда в плане продакшна, креатива и написания песен. Но она ходит… она передает этот образ самосексуальизации своим слушательницам. И для меня это просто жутко, потому что я не понимаю, зачем это. Либо у тебя действительно аудитория взрослых мужчин и ты для них раздеваешься, либо у тебя аудитория 13-летних девочек. И это в каком-то смысле ответственность. Мужские фантазии – это правда бизнес и конечно кто-то будет на этом зарабатывать. Ну пожалуйста, я не против! Просто нам нужно разделять это с детским контентом. А сейчас все так перемешано и девочки растут, а потом они же ненавидят самих себя, потому что в жизни никто не будет как Ариана Гранде. И вообще мы все разные и все такие прекрасные!

View this post on Instagram

Котенок или тигр?

A post shared by м0нето4к@ (@monetochkaliska) on

Вы раньше сказали, что в прямом смысле писать Вам не нравится. Тем не менее, в ваших песнях всегда легко найдется политический смысл. Как Вы сказали бы, стоит ли молодой женщине быть политизированной?

Они должны быть более политизированные! Искусство не должно быть политизировано, оно не может быть политизированным. Вот смотрите, у нас есть митинг, у нас есть плакат – там написано „Все на баррикады!“ Мы берём этот плакат и ставим его в рамочку и вешим в музее. Всё. Он теряет свою политическую ценность, он становится искусством. Я убеждена, что это именно так и работает. Я воспринимаю свои песни о политике как песни о ещё одном проявлении жизни. Политика есть, от неё никуда не уйти – и даже как говорят: „Занимаетесь политикой или она займется Вами“. Это правда есть, это правда формирует людей, а люди – это то, что меня интересует в творчестве. И я не скрываюсь от этой темы, не прячусь от неё, не делаю вид, что этого нет. Но я никогда не воспринимаю песни как пропаганда, я воспринимаю это как искусство.

А Вы сказали бы, что российское поколение Z уже отошло от того взгляда, что политика их не касается?

Мне в этом смысле как раз даже наоборот бывает тяжело, потому что для меня политика – это всегда либо спор на уровне каких-то абсолютно абстрактных понятий, которые не имеют отношения к реальной жизни и к делам этих политиков, либо это наоборот разборки в каких-то частности и нюансах: У кого какая яхта, у кого какой дурак сказал какую нелепую фразу?… Это тоже не имеет отношения к нашей жизни.
Я очень разочарована в этом. И многие люди моего возраста, особенно в школе, в которой я училась (я в последние годы училась в очень прогрессивной школе), все ходили на митинги. Там у всех ребят была позиция, были кто-то за Путина, кто-то за Навального. И мне было очень тяжело с этим моим отсутствием интереса. Для меня это игра. И это было не модно в моем классе. До сих пор я чувствую, что Face, IC3PEAK, все выбирают, за кого им быть. Я не хочу быть ни за кого и мое творчество существует не по линии власти, не против шерсти в какую-то там обратную сторону. Оно существует просто где-то параллельно.

В настоящее время с безконченым потоком информации,  кажется всё сложнее сформировать своё мнение…

Конечно сложно, но когда же это было легко? Понимаете, на нашу папочку, мамочку, бабушку оказывает влияние Первый Канал, который они смотрят с утра до ночи. На сыночка, дочку оказывает влияние Ютюб-канал, который он смотрит тоже с утра до ночи. И это абсолютно такая же пропаганда, иногда даже менее искусстная. Какое тут твое мнение? А вот и непонятно, где начинается твое мнение, а заканчиваются чьи-то интересы.

А Вам кажется, что люди иногда вписывают в Ваши песни, что-то, чего там нет?

Ничего интереснее и приятнее, чем узнавать о каких-то новых смыслах в твоей собственной песне. Этим часто занимаются очень профессиональные люди, филологи и литературоведы. Я с большим интересом это читаю, но оно всегда всё равно есть. То есть, когда Пушкин, например писал… ну ладно, сравнивать себя с Пушкиным – это уже как то грешно! Но любой даже великий писатель часто не вкладывает такой конкретный терминологический смысл в свое произведение, которое потом находят литературоведы и которое мы изучаем на уроках в школе. Это всё равно всегда есть под коркей – и просто профессиональные люди вычленияют всё это из-под корки, из подтекста и в такой чёткий порядок всё это приводит. Это всегда интересно прочитать!

Как Вы избежаете от того, что какая-то сторона не использовала Вас и Ваше творчество для себя?

Это очень сложно мне дается. Я только этому учусь. Поэтому я стараюсь просто избегать этих тем. У меня были уже ситуации, когда я неправильно выражала свою позицию и либо BBC News, либо наоборот какие-то провластные издания перетягивали на свою сторону. Я чувствовала себя просто использованной в этот момент. Поэтому теперь я избегаю этих песен и кто хочет понять мою позицию. Кто захочет понять мою позицию: Вот, пожалуйста, послушайте это интервью, послушайте мои песни, потому что всё, что я хочу миру говорить, там и есть.

Как Ваш новый альбом оличается от прежних?

Называться он будет, скорее всего, „Русская Эклектика“ – и в нем будут переплетены разные-разные музыкальные стили в духе песни и музыка из девяностых. Всё это будет перемешано и переплетено и в плане музыки и в плане смысла. В принципе многие темы сохраняются и есть такие даже такие песня из нового альбома – как-будто это вторая часть песни из первого альбома; я чувствую что, там похожa лирическая героиня.

У нас этот наш любимый мотив взросления, потому что очень долго я прохожу этот этап – перерождение из маленькой девочки во взрослую женщину. Ну и конечно меня всё ещё интересует тема России и тема нашего государства, нашей истории. Но и любви! Любви в этот раз будет побольше. Меньше かわいい/“kawaii“ и больше смыслов. Я надеюсь что это не будет занудно, что это будет так же весело и прикольно, что это будет также нравиться детям. Я обожаю, когда мы музыку любят дети!

View this post on Instagram

Ты глупый или что-то?

A post shared by м0нето4к@ (@monetochkaliska) on

Какие советы Вы давали бы Вашим молодим поклонникам-девочкам?

Вы знаете, если бы я знала эти советы, я бы их себе сказал. Но пока что не могу. Единственное: Я очень советую всем вообще молодым людям не разрывать связи с семьей, потому что у меня есть много неприятных примеров, когда это происходит. И это никогда не заканчивается хорошо. Я понимаю, что бунт, протест, но я больше всего на свете ценю свою семью – это самое ценное, что было и есть у меня в жизни. И чем раньше вы это поймете, тем возможно лучше и тем более здоровый будет ваша психика.

А есть совет и для мальчиков?

Не обижайте девочек! Потому что они, к сожалению, это делают. В начале каждой своей истории в Инстаграме говорю „девочки“ и меня все ругают: почему ты не говоришь „мальчики“, почему только „девочки“? Я просто смеюсь над этим. Да не знаю, не люблю давать советы. Не умею. Мне бы кто чего-нибудь посоветовал! Давайте лучше сделаем опрос: Люди мне будут давать советы, как мне жить, как мне разобраться с этой феминистической, политической повесткой дня, куда мне податься. Я с удовольствием прочту!

© Julia Mayorova